Сергей Снегов


Один из ненапечатанных снеговских рассказов (условное название сборника — «Знакомства и встречи»)

Обида и раскаянье

 

Это рассказ о моем знакомстве с Анной Андреевной Ахматовой. Встрече с ней предшествовало несколько важных для меня событий. Главным из них было то, что в начале пятидесятых годов я завершил работу над первым своим романом «В полярной ночи».

 

Collapse )


Сергей Снегов


Collapse )

Оскорбление, нанесенное мне Ахматовой, жгло душу. Но в тысячу, в бессчетное количество раз горше было думать, что против меня ее настроил Лев. Дружить со мной, говорить мне — и часто — комплименты, а про себя и на сторону изливать яд, исподтишка порочить!

Collapse )

Снегов


Снеговские пьесы известны даже меньше, чем стихи. Сам он делил их на две части: "Трагедии духа" и "Трагедии быта". Это - из трагедий духа.

Мне отмщение…

 

Современная трагедия в старом духе

 

На три круга

 

Действующие лица

 

Белогоров Леонид Парфенович — генерал-лейтенант медицинской службы, заслуженный деятель науки, профессор, доктор и прочая.

Белогорова Надежда Емельяновна — его жена.

Марина — их дочь.

Тарасовна — домработница, очень своя в доме.

Трофимов Кирилл Петрович — врач.

Сердюкова Софья Семеновна.

 

Действие совершается на даче Белогорова, километрах в ста от Москвы, в течение вечера и ночи.

Место действия — гостиная. В ней все, что принято размещать в парадной комнате благоустроенной дачи: телевизор, почти всегда бездействующий; радиола; диван с торшером; круглый столик; этажерка с книгами, на ней — телефон; две-три картины и — особо, как важнейшая часть обстановки, — цветы на деревянной, в три уступа, подставке.

Впрочем, цветов хватает и без тех, что на подставке: на дворе июнь 1955 года.

 

Круг первый

 

Игра начинается — делайте ваши ставки!

 

 

Collapse )

Снегов

Collapse )

Из философской мелодрамы

«Таинственный сад»

(1945 — 1946, 1978)

*

Я вхожу в этот сад, как в закрытый храм.

Здесь дубов колоннады. Здесь днем темно.

Здесь блаженные лики — листва без рам —

Все в одно голубое глядят окно.

 

Collapse )

Из сборника «Вопли души»

(1945 — 1951)

*

Я прожил жизней в этом мире две,

Всего лишь две. Одну — пустяк, жизненок,

Набор дерьма и чепухи — свою.

 

Collapse )


Из сборника «На бездорожье»

(1929 — 1935)

 

Крестоносцы

(Вступление к поэме)

На соборах отгремели речи,

На путях клубится едкий дым.

Едут рыцари, держа ряды,

И пылают полевые свечи.

 

 

Collapse )
 
</div>

Снегов


Из сборника «Тихая пристань»

(1943 — 1945; 1981)

Пояснение

Я был рожден открыть вам Новый свет —

Но это очень хлопотно и больно.

И я сказал своим надеждам: «Нет!»

Я приказал страстям своим: «Довольно!»

 

 

Collapse )

Из философского трактата в ямбах

«Natura naturans»

(1943 — 1945; 1974 — 1977)

Предисловие. Оно же — оглавление

Знакомимся. Обнюхались. И вот

Несовместимость — скользкая, как жаба.

За нею сразу ярость — черный кот,

Несущийся, наверное, на шабаш.

 

 

Collapse )
</div>

.


 </div></div>

Снегов


 

Глухие стихи

Да. Падают. Капля за каплей. Скупо.

Мученья заслужены. Рвался в высь я.

Как это все и грустно, и глупо!

За каплею капля. Истлевшие листья.

 

Collapse )

Из сборника «Ледяной король»

</div>

(1939 — 1942, Норильск)

*

Так вот кого любил я пламенной душой,

С таким тяжелым напряженьем…

Михаил Лермонтов

Угрюмые озера. Чахлый лес.

Запутанное небо. Пни. Болота.

Да мокрого бушлата тяжкий вес.

Да холод изнуряющего пота.

Да зелень жалкая. И в стороне,

Сырым костром задымливая дали,

Как призраки на призрачном огне —

Два часовых и блеск трехгранной стали.

 

Collapse )</div>
 </div>